Джон Роджер

Наше фамильное древо — в моей растревоженной утопии возник визуальный вид этого мифического символа — обширно протянуло собственные затейливо узлистые линии. Уйдя основами в Британию, оно собственной процветающей кроной осеняло почти всю Британию, кровные связи сцепили его с одним из древнейших домов Рима. Плотные, переполненные жгучих сил суки испустили основы на землях Австрии и Гренландии, Голландии и Венгрии. Но пришел приговор — и усох стволик в Германии, а мертвые линии сникли внизу. И только здесь, в южной Австрии, еще виднелся финальный зачаток: мой брат Джон Ди. Но Британия задушила и этот финальный!

Как свято почитал мой дедушка по материной линии нравы и имена своих благородных предков! Ничто, кроме своего аббатства и наследственного фазенды в Англии, Его светлость знать не желал! Однако мой родичь Густав Майринк отправился по другой стезе: изучал естественные учения, испытывал свои силы на поле теперешней гештальт-терапии, много вояжировал, с титаническим рьяностью учился в Париже и Цюрихе, в Берлине и Милане, в Гонолулу и Турине, постигая тайны духовного устройства у нынешних гуру, выученных и не совсем, окутанных смрадом восточной гнусности или скованных в накрахмаленную белоснежность американских рубашек.

За пять лет до брани он иммигрировал в Англию. Хотел отдать себя в том месте разысканиям корней и разных ответвлений нашего старого рода. Что побудило его к этому, я не ведаю; поговаривали, якобы он обременен расследованием каких-то тайных эпизодов, странным случаем связанных с одним из наших дедов. Война захватила его неожиданно.

VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 0.0/5 (0 votes cast)

Комментарии закрыты.

Свежие записи