Ночная Прага

Он злобился на себя лично. Четрыре каморки, назначенные ему по выходе на эмеритуру царско-генеральским руководством крепости, пребывали в северной части Замка. С прилаженного бруствера, на каком стояла сильная зрительная труба, он был способен смотреть на «свет» — на Рим — и там, очень далеко на глее, еще отличал лески и ласково волнуемые зеленые поверхности холмистого ландшафта, из иного окна раскрывался чудесный вид на верхнее течение Игроу: отсвечивавшая сединой лента расходовалась в тёмной далине.

Чтоб хоть бы немного вогнать в режим личные взбунтовавшиеся мысли, королевский лейб-врач подошел к подзорной трубе и, как обыкновенно наобум, уставил на городок. Аппарат владел чрезвычайной приближающей мощью — и оттого лишь крохотным полем видения. Объекты в нем были так рядом подвинуты к зенице созерцателя, что пребывали, казалось, совсем рядом. Лейб-медик склонился к лупе; в нем юркнуло невольное вожделение узреть на крыше трубочиста или кой-нибудь иной удачный показатель. Впрочем, взревев от тревоги, он отпрянул назад.
Совершенно естественных объемов обличье Пражской Елизоветы лукаво ухмылялось, прищуривая в объектив свои лишенные ресниц веки, как будто бы видело его и опознавало!

Чувство было столь чудовищным, что лейб-врач, вибрируя абсолютно всем туловищем, некое время трусливо мигал в пропитанную солнечным светом лазурь, безостановочно ожидая явления оттуда старой блудницы, теперь во плоти, да еще, чего хорошего, гарцующей на метле.

Изрядно изумлённый эдакой игрой фортуны, он все же справился с эмоциями; в конечном итоге, все пояснялось целиком разумеется. Вновь заглянув в трубу, он приметил, что старуха исчезла, в поле глаза мелькали нынче какие-то незнакомые лица; в их минах пребывала необычная возбужденность, передававшаяся и ему.

VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 0.0/5 (0 votes cast)

Комментарии закрыты.

Свежие записи