Ужасающее ночное марево

С старинных веков над титулированными руководителями Чехии, будто тяжелому мечу, висят Фридрихи – сплошь все императорские лейб-медики, они согласны без медлительности наброситься на свою добычу, стоит той выявить лишь крошечный намек на болезнь — так сообщало поверье, распростёртое в дворянских ведомствах Жителей. И вот ныне оно находило личное самое ясное обоснование, так как с исходом вдовы императора Графини Елизаветы род Флугбайлей в личном последнем чаде, престарелом бессемейном Франке Горфиле по кличке Морской Еж, был в свой черед осужден на угасание.

Одинокая судьба господина царского лейб-целителя, испытанная с точностью швейцарского режима, являлась ужасно тягостно нарушена ранним приключением с месячником Гавриилом.

Чего лишь не грезилось окончательному из Флугбайлей этой ночью! Сюда замешалась аж тень пьянящих памятей его юношества, где очарование Богемской Катерины — разумеется, еще юной, художественной и соблазнительной – сыграло далеко не финальную роль.

Напоследок этот дразнящий сбивчивый мор химер достиг своей завершительной части — лейб-медик заметил самого себя, в ладони он от чего то обхватывал палку; это занимательное марево пробудило его в чрезвычайно ранний час.

Ежегодно весной, а точнее, первого мая, синьор императорский лейб-доктор обязательно двигался на воды в Карлсбад. Еще он пользовался колясками, так как чрезвычайно опасался паровозов считая иудейским изобретением.

 

VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 0.0/5 (0 votes cast)

Комментарии закрыты.

Свежие записи